Перейти к меню Перейти к нужному тексту

Экономика

Южнокорейская и мировая экономика в эпоху Джо Байдена

# Главная тема недели l 2021-01-25

Экономика и технологии

ⓒ YONHAP News

20 января Джо Байден приведён к присяге в качестве 46-го президента США. Смена американского руководства, безусловно, окажет большое влияние на мировой порядок. Предполагается, что экономическая политика правительства Байдена будет сосредоточена на укреплении национальной экономики и активизации сотрудничества с союзниками. Новая администрация США также будет стремиться восстановить своё лидерство в международных организациях. О том, какие изменения произойдут в южнокорейской и мировой экономике в эпоху правления Джо Байдена, расскажет старший научный сотрудник Корейского института развития г-н Сон Ён Гван. 


В статье, которую Джо Байден весной прошлого года опубликовал в журнале Foreign Affairs, чётко видны  четыре основные направления его торговой политики. Во-первых, США под руководством Байдена будут придерживаться многосторонности в экономике и соблюдать международные торговые правила. Во-вторых, США потребуют более строгих трудовых и экологических стандартов в своих торговых соглашениях. В-третьих, укрепится глобальная производственно-сбытовая цепочка. Наконец, Байден продолжит занимать жёсткую позицию в отношении Китая. Первые три направления демонстрируют резкий отход от торговой политики Трампа, а последнее аналогично политике экс-президента.


Сразу после инаугурации Байден подписал указы о присоединении к Парижскому соглашению по климату и прекращении выхода США из Всемирной организации здравоохранения. Однако администрация Байдена, вероятно, продолжит жёсткую линию в отношении Китая, а в южнокорейской экономике произойдут изменения. 


Торговая политика Байдена во многом повлияет на южнокорейскую экономику. Одним из наиболее заметных моментов станет изменение глобальной цепочки создания стоимости в Восточной Азии. Промежуточные товары и иностранные инвестиции составляют важные элементы этой цепочки. Например, компания Apple не производит iPhone напрямую. Скорее всего, Foxconn, тайваньская компания, производит их на своём заводе в Китае. Из тысяч деталей, необходимых для производства, одни производятся на китайском заводе, а некоторые импортируются из Республики Корея и Японии. Готовая продукция экспортируется по всему миру, в том числе, в США. Итак, iPhone производят Тайвань, Китай, Республика Корея и Япония, образуя глобальную цепочку создания стоимости. Республика Корея зависит от подобной цепочки в экспорте полупроводников. Ожидается, что в будущем роль Китая в ней будет снижена.


Присутствие Китая в глобальной цепочке создания стоимости в Восточной Азии сокращается, потому что стратегия роста Китая направлена больше на внутреннее потребление, чем на экспорт. Структурные изменения в китайской экономике приводят к сокращению торговли, что способствует ослаблению существующей цепочки создания стоимости в Восточной Азии. Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение о Транстихоокеанском партнёрстве считается ещё одним фактором, который может повлиять на экономическую ситуацию в Восточной Азии. В его составе 11 стран - Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, Чили и Япония. Что отличает этот многосторонний торговый пакт от других соглашений о свободной торговле, так это то, что страны-члены применяют концепцию полной кумуляции. Предположим, канадская компания открыла завод во Вьетнаме. Завод может импортировать детали из Японии или Республики Кореи, производить товары и экспортировать их членам Всеобъемлющего и прогрессивного соглашения о Транстихоокеанском партнёрстве. Если завод импортирует детали из Японии, которая подписала торговое соглашение, детали имеют право на льготный тариф, а продукты, использующие их, получают выгоду при экспорте в страну-участницу соглашения. Но южнокорейские запчасти не имеют права на льготный тарифный режим, поскольку Республика Корея не является членом организации. Аналитики отмечают, что изменение глобальной цепочки создания стоимости в Восточной Азии может быть как риском, так и возможностью для южнокорейской экономики, которая в торговле во многом зависит от Китая. 


Торговая зависимость Республики Корея от Китая остаётся на высоком уровне, поскольку на него приходится почти четверть южнокорейского экспорта. Если Китай введёт ограничения на импорт южнокорейской продукции, это окажет серьёзное влияние на отечественную экономику. Если Республика Корея присоединится к Всеобъемлющему и прогрессивному соглашению о Транстихоокеанском партнёрстве, она сможет диверсифицировать свои экспортные направления. Членство в организации улучшит экспортные перспективы, особенно для малых и средних компаний, которые в основном производят промежуточные товары.


Эксперты Корейского института развития считают, что не нужно беспокоиться о некоторых проблемах, которые могут возникнуть в результате присоединения к Всеобъемлющему и прогрессивному соглашению о Транстихоокеанском партнёрстве, включая открытие рынков и субсидии на рыболовство. Хотя торговый пакт требует высокого уровня либерализации рынков, этот уровень аналогичен уровню соглашений о свободной торговле, которые уже подписаны. Итак, эра Трампа ушла, наступила эра Байдена. Это означает отход от односторонних действий и начало эры предсказуемых и универсальных ценностей. Это положительный момент для Республики Корея, которая имеет высокий уровень зависимости от торговли. 

Рекомендуем

Close

В целях повышения качества услуг на нашем сайте используются cookie и другие инструменты. Продолжение использования этого сайта, представляется как соглашение с использованием этих инструментов и нашей политикой. Подробнее >